Итоги первого месяца подготовки ХК «Рязань» пресс-службе клуба подвел старший тренер команды Дмитрий Бондарев. Заодно мы попросили его рассказать о себе и своей карьере.

 

«Четвертое звено ждем из Ярославля»

 

— Дмитрий Дмитриевич, все запланированное тренерским штабом ХК «Рязань» выполнено в июле?

— Шла обыкновенная рутинная работа, подготовительный процесс. Все, что запланировали – сделали. С погодой повезло: то, что хотели сделать на улице – сделали на улице, то, что хотели в зале – отработали в зале. На сегодняшний день самая актуальная проблема это формирование состава.

— Игорь Жилинский на старте подготовки говорил, что хотел бы видеть к началу августа три десятка игроков в составе. Но пока нет и двух…

— Я не вижу здесь большой проблемы. У ХК «Рязань» договор с ярославским «Локомотивом». Ждем, кого пришлют «железнодорожники», чтобы сформировать четвертое звено. Три у команды практически готовы. Так что все идет по плану.

— Последние тренировки на льду команда проводит в определенных сочетаниях. Они сформированы так, как вы их видите в будущем?

— В общем и целом – да. Если и будут, то какие-то локальные изменения. Мы передвигаем одного туда, другого сюда, в поисках оптимальных сочетаний. Но, в принципе, уже работаем над тактикой, над той игрой, что мы хотим видеть, той работой, что хоккеисты должны выполнять на льду.

— У ХК «Рязань», во всяком случае пока, запланировано 10 контрольных матчей. Этого достаточно, чтобы подойти к старту сезона в полной готовности?

— Насколько я знаю, по регламенту нельзя проводить больше 15 контрольных матчей. На эту цифру ориентируемся. Пока у нас запланировано участие в двух турнирах (это 7 игр – прим.М.С.), плюс три контрольные игры. Но, думаю, помимо этого еще 2-3 матча мы сыграем. Работа в этом направлении ведется.

— Что помимо «контролок» запланировано на август?

— Продолжиться работа в соотношении «земля – лед» с переходом на новый режим: количество уменьшится, интенсивность увеличится. Ну и пойдет уже целенаправленная подготовка к сезону – отработка большинства, меньшинства, других тактических моментов. Обычный процесс.

 

«С хоккеем закончил в «ветеранском» возрасте, в 29 лет»

 

— Интернет дает о вас достаточно сведений, как о тренере. Но «молчит» как об игроке. Восполните пробел?

— Первый чемпион мира из Усть-Каменогорска – Евгений Паладьев – в «Спартаке» играл, и весь наш небольшой городок «заразился» хоккеем. У меня к тому же школа рядом с ареной, еще открытой, была, к нам на практику приходили студенты-хоккеисты. Вот так вот весь клубок и завязался. Очень рад, что со временем мое хобби стало профессией.

— За какие команды выступали?

— В усть-каменогорское «Торпедо» меня привлекали, но предпочел принять предложение из Омска. Там выступал два года в молодежной команде, армию «отслужил» в СКА из Хабаровска. По возвращении, еще какое-то время играл за омский «Шинник». Но, так получилось, что основная часть моей карьеры связана с командой «Металлист» (Петропавловск). К сожалению, в 29 был вынужден завершить выступления – получил очень серьезную травму, перелом бедра. Хотя… В те годы тридцатилетний игрок уже считался ветераном.

— 19 лет вы работали главным тренером «Авангарда-ВДВ» — второй команды омского клуба. Напрашивается вопрос – чему до сих пор не там?

— Знаете, наверное, в какой-то момент я «уснул». Так и думал, что карьера так и будет в «Авангарде-2» продолжаться… Хотя, в сезоне-01/02 мы с Сергеем Герсонским отправились в «Мостовик» (Курган). Там был что-то вроде нынешнего фарм-клуба «Авангарда». Только если сейчас все документально фиксируется, то тогда все держалось на честном слове и… не сдержалось. А жаль, в Кургане тогда перспективная команда подбиралась: Александр Попов, Антон Курьянов, Александр Пережогин, Александр Свитов – будущие чемпионы мира!

— Помимо перечисленных, вам довелось поработать с Никитой Никитиным, Кириллом Кольцовым, Никитой Пивцакиным, Сергеем Калининым, Денисом Куляшем и другими известными игроками. Кто оставил наибольший след в памяти?

— Признаться, не стал бы никого выделять. Все пацаны были индивидуально сильные, каждый сам по себе интересен был. Все ребята 82-го, 83-го года рождения, Саша Попов 80-го – он ко мне с Ангарска приехал – самобытные, обучение давалось легко. Они учились у меня, я у них. Потому как черпал от них какие-то своеобразные решения в той или иной ситуации и потом применял это уже на практике с последующими поколениями. Но если все же отвечать на вопрос, то выделю Дениса Куляша. Мы его в свое время не взяли во вторую команду «Авангарда»: парень был технически грамотный, тактически обученный, но какой-то физически мягкотелый. Но жизнь заставила – армейские вопросы, семейные проблемы – и Куляш возмужал, многого добился. В этом плане Денис – молодец! Ну и не могу не упомянуть Антона Курьянова. Тот получил еще в юношеском возрасте страшную травму бедра. Но рук не опустил, пробивался, проявил характер и добился того, чего добился.

 

«Самая экзотичная команда – «Платина» (Кишинев)»

 

—  Вы тренировали в Омске и Кургане, Бердске и Кокшетау, Оренбурге и Ангарске. Но, предположу, самое экзотичная ваша команда – «Платина» (Кишенев)?

— Что есть – то есть. В Молдове с мальчишками работал один из моих сыновей. А я к его от-туда отъезду был без работы —  получил травму… играя в футбол. Сыл и порекомендовал меня как наставника команды МХЛ-Б. Конечно, хоккей в Молдавии – экзотика. Приезжаю на первую тренировку и вижу как игроки… ползут между раздевалкой и куполом со льдом. Не было банальной резины! Не было сетки за воротами! Приходилось организационными вопросами заниматься. Хотя, команда неплохая собралась: человек восемь чехов, пара словаков, несколько латвийцев. А вот россияне ехали неохотно, не считали хоккей в Молдове перспективным. Он был бы таковым, если бы власти были бы хоть немного в его развитии заинтересованы. Но Федерация хоккея Молдовы есть, но на деле ничего не проводит. «Планита» держалась на одном человеке. Как только у него возникли проблемы с бизнесом, клуб развалился.

—  Последнее ваше место работы – «Ермак», где вы стали ассистентом Игоря Жилинского. Как образовался ваш союз?

— Мы еще с игроцкой карьеры знакомы – Игорь Валентинович выступал за «Авангард», я за «Металлист». Частенько действовали друг против друга: все же я защитник, Игорь нападающий. Затем, параллельно работали в Омске. Но, главное, вместе заканчивали Высшую школу тренеров. Ездили на чемпионат мира в Москве, много общались, понимали, что одинаково понимаем хоккей. Поэтому, приглашению Жилинского из Ангарска не удивился. К тому времени работал в Дмитрове с командой 99-01 годов рождения. И соскучился по большой работе, достижению результата.

— Неужели роль ассистента после главного – не давит?

— Знаете, нет. Давно хотел поработать вместе с Игорем Валентиновичем, поэтому не раздумывая согласился. Можно даже сказать, что отчасти напросился к нему. Конечно, у главного тренера больше возможности для реализации свои целей, больше отвественности. Со временем, меняешь свои взгляды и хочется делать то, что тебе нравится. Поэтому и в Рязань вместе с Жилинским отправился, не сильно размышляя. Хотя, скрывать не буду, было предложение стать главным тренером, да и зарплату предлагали побольше, чем в ХК «Рязань». Но, отработав главным, прекрасно понимаю, что от меня требуется.

— Вот ответ Игоря Жилинского на вопрос о роли помощника главного тренера: «Не бывает людей с двумя одинаковыми взглядами, у каждого есть свои мысли и идеи. Ассистент не должен придерживаться позиции соглашательства. Нет, если согласен – это одно, но если есть свои взгляды – не стеснятся высказывать. Ассистент в любом случае ближе к команде, передает ей идеи главного тренера. Во время матча он больше работает с командой, у него больше движение – где-то подсказать, направить, заставить, если что-то идет не так. Помощник должен четко определить проблемы в игре, кратко высказать их в перерыве. Если у главного тренера есть такой помощник, тренерский штаб работает как единое целое».

—  Полностью согласен! В «Авангарде» был момент – думаю, не буду вдаваться в фамилии – когда весь фронт работ главного тренера развалился из-за молчаливого согласия его помощников. Я прекрасно знаю когда и как себя вести. Могу и подсказать на льду, если вижу, что от внимания главного тренера что-то ускользнуло, он на что-то отвлекся. В хоккее ведь как в шахматах: первый ход Е2-Е4, а дальше 64 варианта.

— Последний вопрос. Вы говорили о сыне. Можно о семье подробнее?

— Жена, Маргарита, домохозяйка. Скоре приедет в Рязань, она всегда сопровождает меня с собой. Старший сын Юрий, сейчас живет и трудится в Дмитрове, с «юниоркой» приезжал в Рязань. От него у меня внук и внучка. Младший, Сергей, подарил две внучки. Он работает с «Омскими ястребами». Двукратный обладатель Кубка Харламова, если не ошибаюсь. Так что мне есть чем похвалиться, относительно сыной!

 

Беседовал Михаил СОЛДАТОВ


 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *