Защитник Илья Антоновский стал одним из первых удачных приобретений «горожан» в это межсезонье. Пока все сидят по домам и с нетерпением ждут начала предсезонной подготовки, мы поговорили с хоккеистом о том, как он переживает сложившуюся в мире ситуацию с пандемией, почему принял предложение ХК «Рязань», спросили об его отношении к лимиту на возрастных игроков в ВХЛ и многом другом.

 

 

«Многие клубы ставят перед собой серьезные задачи»

 

— Как на тебя, человека, у которого три маленьких ребенка, повлияла ситуация с самоизоляцией?

— Сначала соблюдали все правила, но потом на дачу съездили к родителям, да и в целом сейчас спокойнее стало, гуляем. Так что эта ситуация не сильно повлияла на нас. Единственное, чего не хватает, так это тренажерных залов и льда.

— Как поддерживаешь себя и в физической, и в моральной форме?

— Я вообще спокойно к этому отношусь, особо не переживаю. Насчет подготовки, стараюсь, как могу. Балкон переоборудовал, делаю пробежки, купил гантели.

— Раскрой секрет, как успешно совмещать роль многодетного отца и хоккеиста, который всегда на выездах, тренировках, играх?

— Ну, многодетный я не так давно (смеется). Супруга больше занимается с детьми в течение сезона.

— Ты стал одним из первых игроков, с кем ХК «Рязань» подписал контракт. С чем связана такая скорость?

— Тут сложилась и заинтересованность клуба, и моя заинтересованность, и то, что в мире творится, и близость к дому, и цели, который мне озвучил Роман Дмитриевич – в общем, все сложилось.

— А какие цели тебе озвучили, если не секрет?

— Я думаю, он этим потом сам поделится. Сейчас серьезные задачи ставятся перед многими клубами, тем более Лига подравнялась. У всех первостепенная задача – попасть в плей-офф и хорошо сыграть там.

— То, что в Рязани новое руководство, новый тренерский штаб, игроки, не смущало?

— Да сейчас везде так происходит, что состав постоянно меняется. Тем более в Рязани остался определенный костяк игроков, некоторых из которых лично или заочно знаю. Слежу за тем, кто приходит в клуб. Все где-то поиграли, не просто же так их приглашают. Сейчас много хоккеистов, и надо еще постараться попасть в состав.

— А с кем из игроков, которые сейчас есть в составе Рязани, знаком?

— С Вовой Карповым знаком, Артема Седунова знаю. Байкеева подписали, с ним тоже есть общие друзья.

— Из тренерского штаба кого-то уже знаешь?

— Играл против Перова и Лаврецкого, а лично пока что ни с кем не знаком.

 

«Есть желание еще раз сыграть за сборную»

 

— Расскажи о своем пути в хоккее. Почему именно этот вид спорта?

— В наше время во дворах лучше было не играть, вот и отдали. У меня отец – конькобежец, мастер спорта, ему это было близко. Плюс знакомые занимались, да и недалеко была школа «Спартака».

— То, что у тебя отец, тетя, дядя – спортсмены, повлияло на желание достигать вершин именно в профессиональном спорте?

— Честно, в детстве не задумываешься об этом.

— То есть не было мысли: «Хочу так же»?

— Да нет, когда я появился, они уже закончили со спортом. Тем более в детстве как: тебя отдали, и ты пошел, а там уже тренировка за тренировкой…

— Все хотят быть нападающими или вратарями. Почему выбрал амплуа защитника?

— Да, в детстве все хотят стать вратарями. Меня тренер поставил в защиту, так и пошло.

— Как тебе в сезоне-2010/2011 дался переход из МХЛ в только что созданную ВХЛ?

— Нормально. В МХЛ я провел всего один сезон, а до этого вообще играл с взрослыми дядями в Первой лиге. В ВХЛ у нас была молодая команда, фарм-клуб «Динамо», поэтому сильно разницы не заметил. Это не так, когда попадаешь во взрослую команду.

— У тебя все очень стремительно развивалось, и в сезоне-2011/2012, когда ты играл уже за «Динамо» из Балашихи, на горизонте появилась КХЛ. Сначала – московское «Динамо», за которое ты не провел ни одной игры…

— Я неплохо себя проявил в ВХЛ, и меня подняли в первую команду. Должен был вот-вот сыграть, но у команды пошли поражения, и не получилось. Хотя я и ездил на сборы, и в предсезонных матчах играл, но ситуация сложилась так.

— В «Динамо» тогда тренером был Знарок. Каково было работать под его руководством?

— Это серьезный специалист. Как человек, как тренер, как мотиватор он… в порядке (улыбается).

— В этом же сезоне тебе удалось провести 10 игр за «Спартак». Какие были чувства от полноценного дебюта в КХЛ?

— Там был обмен, и поэтому сезон я заканчивал уже в «Спартаке». Чувства? Все было быстрее, интереснее, в новинку. Первыми стали игры против серьезных соперников – «Авангард», «Магнитка». Тяжело было.

— Следующей твоей командой в КХЛ стал магнитогорский «Металлург», но сезон за него нельзя назвать удачным – всего 10 игр. Связано ли это с тем, что постоянно спускали в «Южный Урал» в ВХЛ или самому было трудно закрепиться на этом уровне?

— В этом сезоне еще был локаут в НХЛ, и в «Металлург» приехали Гончар, Кулемин, Малкин. Тех, кто был моложе, спускали в фарм-клуб. Ну и уровень «Металлурга», кончено, тоже надо учитывать. В фарм-клубе, кстати, я себя неплохо проявил (прим.автора: за «Южный Урал» Илья Антоновский набрал 12 (3+9) очков в 23 играх, показатель полезности «+9»).

— Как это – находиться в одном тренировочном и игровом процессе с такими игроками, как Малкин, Кулемин, Гончар?

— Интересно, у них многому можно поучиться. Не зря они в лучшей лиге мира играли и играют.

— Потом у тебя началась целая череда клубов: «Витязь», «Автомобилист», «Спутник», новокузнецкий «Металлург» и, наконец, «Сарыарка». Во-первых, как сам думаешь, почему все-таки не удалось закрепиться в КХЛ?

— Значит, не готов был. Не оказался в нужное время в нужном месте.

— Во-вторых, почему именно «Сарыарка», «Торпедо У-к» и в целом казахстанский хоккей стали именно тем местом, где ты смог проявить себя?

— Не знаю. Опять-таки, просто так получилось. На этот раз уже оказался в нужное время в нужном месте. Свыше, может быть, это все как-то совпало. Получается, когда я был в «Автомобилисте» в сезоне-2013/2014, меня позвали в «Сарыарку». Я долго думал, что и как, все-таки другая страна. В итоге, перешел, и в этом сезоне мы выиграли Братину. А потом решил остаться, мне все нравилось. У меня там и сын родился. Об этом периоде только положительные воспоминания. Мы каждый год что-то выигрывали: то регулярный чемпионат, то чемпионство.

— То есть произошла своего рода хоккейная магия, что все так удачно складывалось?

— Да нет, изначально меня же просто позвал знакомый тренер. Там просто была хорошая команда, они были в лидерах.

— Какие чувства испытывает игрок, когда поднимает Кубок Братины/Кубок Петрова над головой?

— Это приятные ощущения. Мы же все ради этого и играем.

— В прошлом году ты был вызван в сборную Казахстана. Есть желание или, может быть, вероятность снова сыграть за сборную?

— Желание есть, возможность, я думаю, тоже. Почему бы и нет? Казахстан стал для меня не чужой страной, с ним связано много хороших воспоминаний и событий. Надо просто своей игрой доказывать. А так, это международный уровень – всегда интересно.

 

«Разве 28 лет – это старый? Я себя вообще ощущаю на 20 лет»

 

— В казахстанских командах ты всегда был либо капитаном, либо ассистентом. Готов в ХК «Рязань» надеть одну из этих нашивок?

— Это зависит от тренерского штаба, от игроков. Обычно же они выбирают. В принципе, готов. Все зависит от того, как буду чувствовать себя в коллективе.

— Не будет смущать отсутствие буквы «А» или «К» на форме, если выберут не тебя?

— Нет, это же ни на что не влияет. Человек может быть капитаном или ассистентом, но вести себя спокойно в раздевалке, а может без нашивки быть лидером.

— Ты готов стать хоть и неформальным лидером команды?

— Конечно, я буду стараться и игрой, и поведений в раздевалке и в быту показывать пример. Но, опять же, для начала нужно оказаться в команде, чтобы понять, у кого какая роль.

— В Рязани на данном этапе есть относительно молодые игроки, которым, возможно, пригодятся твои советы.

— Да сейчас везде молодые игроки, лимит же такой интересный сделали…

— Как ты к этому относишься?

— Отрицательно. В наше время не было таких лимитов, мы играли и смотрели на старших, начиная с Первой лиги, когда с мужиками играли. Не понятно, почему именно такой возраст ввели – 28 лет.  Разве 28 лет – это старый? Я себя вообще ощущаю на 20 лет. Именно эти лимиты давят, люди сразу думаю: «Ветеран». А есть те, кто играет до сорока. Я в 30 лет не считаю себя ветераном, разве что старше, опытнее.

 

«Все свободное время провожу с детьми»

 

— У тебя медицинское образование? Как так получилось? Обычно хоккеисты по образованию тренеры.

— У меня и тренерское образование есть. Я заканчивал экстернатом 10 и 11 классы, поступил в медицинский, и пришлось доучиваться (смеется).

— У тебя и супруга по образованию врач. Какую династию продолжат дети: врачебную или спортивную?

— Какую сами захотят. Пока что мы с ними играем и в баскетбол, и в футбол, и в хоккей. Что им понравится, где будет получаться – туда и пойдут.

— Сам чем-нибудь кроме хоккея увлекаешься или ни на что больше времени не остается?

— В основном, все свободное время провожу с детьми. А так, читаю книги, автобиографии спортсменов, спортивную литературу, фильмы смотрю, опять же про спорт. Больше люблю сериалы, правда. Из последнего просмотренного – «Аббатство Даунтон». Рекомендую.

 

 

Подготовила Полина ЦАРЬКОВА


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *