В начале июня случилось знаковое для ХК «Рязань» событие. Не каждый день контракты с нашей командой подписывают чемпионы мира, пусть и среди юниоров. Да и были ли таковые вообще в многолетней истории команды – затруднились ответить даже самые въедливые рязанские статистики. Теперь точно есть. В лице форварда Сергея Огородникова.

 

«После финала чуть не лишились формы»

 

— Сергей, предлагаю начать с приятной для тебя темы. Чем запомнился победный для российской команды чемпионат мира среди юниоров 2004 года?

— Это был мой первый турнир такого уровня. Воспоминания самые приятные – прекрасные партнеры, прекрасная команда, прекрасная атмосфера. У сборной России тогда все получалось, мы были явно сильнее всех. Конечно, в решающих матчах пришлось немного понервничать. Тем не менее, мы довольно уверенно обыграли в полуфинале Канаду 5:2, а в решающем матче США 3:2. Турнир проходил в Минске. Конечно, болели за россиян особенно. А после финала мы чуть формы не лишились. После сирены болельщики высыпали на лед и попытались растащить наше обмундирование на сувениры. Пришлось в буквальном смысле слова вырывать и спасать клюшки, перчатки, чтобы хоть с чем-то в свои клубы вернуться (улыбается).

— Валера Васильев недавно в интервью рассказывал, что испытал особые ощущения, обыграв Канаду. У тебя так же было?

— Мы по юношам, по юниорам постоянно канадцев обыгрывали, «привыкли» уже. Я в своей жизни Канаде всего один раз проиграл – правда, очень обидно, 0:5 в финале молодежного чемпионата мира в Ванкувере. На уровне юниоров практически все сборные сильные. Радость доставляет любая победа.

— Ваша команда по именам была очень сильна. Голкиперы Худобин и Касутин, защитники Емелин и Белов, форварды Малкин и Радулов. Да практически все сейчас на виду!

— Действительно, наш год рождения, 1986-й, плюс-минус год, был очень богат на талантливых ребят. Мы все вместе тренировались. У тренерского штаба во главе с Валерием Брагиным был большой выбор, и они могли приглашать в сборную действительно сильнейших. Плюс, многим ребятам повезло попасть, что называется, к своим тренерам, которые им доверяли и уже в 17-18-летнем возрасте многие получали хорошую практику в своих клубах. Искренне считаю ту нашу команду одной из сильнейших сборных U-18 в истории хоккейной России.

— У тебя на чемпионате была неплохая статистика – 3 заброшенные шайбы в шести матчах. Помнишь, кого огорчил?

— Две шайбы забросил в стартовом матче. А вот против кого играли, уже вылетело из головы. Потом еще в матче с чехами отличился – 1:1 сыграли. Были моменты забросить и в следующих играх, но не получилось. Впрочем, главное, что мы стали чемпионами мира.

— С кем-то из той команды поддерживаешь отношения?

— Да, практически со всеми. Встречаться, конечно, не получается. Но созваниваемся, когда играем друг против друга, общаемся.

— То есть, если завтра позвонит Евгений Малкин и поинтересуется как у тебя дела в ХК «Рязань», не удивишься?

— Вот если Малкин, то удивлюсь. Мы с ним и десять лет назад особо не общались. Так, партнер по команде – не более. В сборной было много ребят с ЦСКА, с «Динамо». Вот если кто-то из них позвонит – точно не удивлюсь. Как и они не удивятся моему звонку.

 

«Забыл про американскую визу»

 

— После юниорского чемпионата мира карьера могла по-другому пойти?

— Думаю, любой хоккеист считает, что его карьера могла сложиться лучше. И я не исключение. Где-то, наверное, я снизил требовательность к себе, в какие-то моменты попадал «не к тем» тренерам, которые пытались привить несвойственную мне манеру игры. Скажем, после чемпионата мира в ЦСКА, несмотря на то, что был локаут, Вячеслав Быков поставил меня в звено к Александру Фролову и Николаю Жердеву. Для 18-летнего пацана играть с такими мастерами было просто фантастикой! Но бывали и обратные примеры. Скажем, в Новокузнецке тренер определил меня в четвертую пятерку. Быть центральным нападающим сдерживающего звена – это совсем не мое.

— В том же 2004-ом году ты был задрафтован под № 82 «Нью-Йорк Айлендерс». Ездил на церемонию драфта?

— Да. Сначала, за месяц до драфта, съездил на тесты. Пообщался с представителями практически всех команд НХЛ, заодно подружился с ребятами своего возраста из команд США, Швеции, Финляндии, против которых играл. В принципе, знал, что у меня довольно высокий рейтинг, поэтому с агентом отправились на церемонию в Каролину. Предполагали, что выберут во втором раунде, в итоге взяли в третьем. Я особо не переживал, был уверен, что выберут в первый день. Знал несколько команд, которые могли меня взять, и ждал конкретно их пики. В итоге, как я и предполагал, выбрал «Айлендерс». Представители команды весь год следили за мной, хотя я и уезжал играть в Тверь, где и началась моя профессиональная карьера в Высшей лиге, поддерживали меня, когда я сломал руку и усиленно восстанавливался, чтобы попасть на чемпионат мира.

— Но единственный свой сезон за океаном – 2006/07 – ты провел в низших лигах.

— Начинал я его в фарм-клубе «Айлендерс» — в AHL, в «Брижджпорте». Моими партнерами по звену были Франс Нильсен, который до сих пор играет за «Айлендерс» и швед Роберт Нильсен, который так же немало поиграл в НХЛ. Получалось, считаю, неплохо, мы были ведущим звеном команды. Но потом сменился тренер, с которым общего языка не нашел. И меня отправили в ECHL, в «Пенсаколу». Флорида, +25, кабриолеты, на тренировку с рубашечке, с тренировки – на пляж. Зима удалась. Лига, конечно, уровнем ниже AHL, но и такой статистикой как у меня не каждый мог похвастаться (Сергей в 42 матчах набрал 40 очков – прим.авт.). Главное, мне давали играть. А я люблю, когда мне дают играть – с пособен на многое.

— Шансы в «Айлендерс» так и не дали?

— Должен был прибыть в тренировочный лагерь главной команды летом. Усиленно готовился к этому, тренировался. Да так увлекся, что забыл сделать американскую визу. В «Алейндерс», правда, успокоили: мол, не волнуйся, делай документы, приезжай, начнешь с фарма, а там «поднимем» в основу. Пока готовились документы, играл за ЦСКА. А потом поступило предложение от «Металлурга» из Новокузнецка. Признаюсь, очень заманчивое в финансовом плане. Плюс, команду возглавлял хорошо знакомый мне специалист. Я посчитал, что в сложившейся ситуации остаться в России еще на какой-то период пойдет мне только на пользу, поспособствует прогрессу. И заключил контракт на два года. Первый завершился нормально. Ну а затем произошло то, о чем я уже рассказывал. Пришел новый главный тренер и задвинул меня на такие роли, которые я просто не умею исполнять. Все пошло кувырком, причем настолько, что на следующий сезон пришлось уехать играть в чемпионат Беларуси.

 

«Точки невозврата не было»

 

— Как считаешь, когда произошла точка невозврата в карьере?

— Я бы не сказал, что она была или есть… Может быть, задержись я в Америке, все и пошло бы по-другому. А так, в том же ХК «Гомель» я провел два года. Тренером там был небезызвестный Андрей Скабелка. Мы с ним много спорили, ругались, но все равно от совместной работы остались приятные воспоминания, он мне много дал в плане развития как хоккеисту. Статистика в Беларуси у меня была приличная. После Гомеля я подписал контракт с «Автомобилистом». В звене с Дмитрием Цыгановым и Денисом Абдуллиным отыграли полгода, получалось неплохо. Не хватало главного – голов. Мог за матч три раза в штангу попасть, какая-то полоса невезения шла. А после Нового года – старая история. Смена тренера и я практически перестал играть. После того сезона пришлось опуститься в Высшую лигу, где я провел уже три сезона. Каждое межсезонье стремлюсь вернуться в КХЛ, но пока не получается. Несмотря на то, что во всех командах у меня хорошая статистика. Но в КХЛ, как я понял, статистика никого не интересует. Главное – связи, другие сопутствующие факторы.

— Иными словами, в ВХЛ ты пустил корни окончательно?

— Нет. Необходимо на каждую игру выходить и доказывать. Помогать своей команде занять место как можно выше в таблице. Потому как если твоя команда в первых рядах, а ты лидер этой команды, это означает, что и в другой команде сможешь быть лидером. Все спортсмены не довольствуется достигнутым, хотят идти дальше, играть еще лучше. И я тоже.

— Частая смена команд – поиск ступеньки, ведущей наверх?

— Я бы не сказал, что я часто менял команды, все мои переходы были вынужденными. Взять «Ладу». Ехал в Тольятти с перспективной выхода в КХЛ. Отыграл два сезона в первом звене, был среди лидеров по результативности в команде. Но когда «Лада» уходила в КХЛ, в клубе сменились президент, генеральный менеджер, главный тренер. Все сменилось! Досадно, что мне даже не дали шанса, не позвали на просмотр, хотя приглашали ребят из ВХЛ, у которых статистика была раза в три хуже. Впрочем, повторюсь, в КХЛ своя «кухня», в которую нет желания углубляться…

Ну а в Пензе в прошлом сезоне… Начиналось все очень здорово – слаженный коллектив, отличная команда, хорошо начали чемпионат, набирали очки. Но затем пошли существенные задержки зарплаты. Деньги просто перестали платить! Мне не на что было содержать семью, пришлось отправить ее домой в Москву, самому жить на базе. А я такой человек – люблю хоккей, но без семьи мне играть тяжело. У меня дочь растет, хочется, чтобы она была рядом. Поэтому просил руководство «Дизеля» меня отпустить. Куда звали? Да, наверное, со всеми клубами лидирующей группы были контакты и все хотели меня видеть. Но из Пензы с горем пополам отпустили только за 15 минут до окончания дозаявочной компании – в Караганду. С «Сарыаркой» было желание выиграть «Братину». Но, не получилось.

 

«ХК «Рязань» запомнился по прошлому сезону»

 

— Как возник вариант с ХК «Рязань»?

— Руководство «Сарыарки» в межсезонье заняло странную позицию. Вроде как и хотело меня оставить, но и контракт не предлагало. Поэтому, уехал с семьей отдыхать, дав агенту конкретное задание – найти хорошую команду поближе к дому, к Москве. Были и предложения, некоторые поступали напрямую. Вариант с ХК «Рязань» понравился больше всего. По прошлому сезону запомнил эту команду, которая играла в быстрый, атакующий хоккей. Далеко не каждая команда ВХЛ придерживается подобной тактики, которая мне очень по душе. Поэтому, когда агент рассказал про интерес «горожан», я ответил – о`key, едем в Рязань! А вскоре позвонил Женя Чесалин, сообщив, что им так же интересуется ХК «Рязань». Я посоветовал Женьке с положительным решением долго не затягивать.

— Всю предсезонку вы отыграли с Чесалиным в одном звене. Специально просили тренеров вместе поставить?

— Нет, это решение тренерского штаба. Думаю, Вячеслав Уваев с помощниками были в курсе, что мы вместе играли в "Дизеле", пусть и недолго (Чесалин получил травму – прим.авт.). Нам с Женей нравится играть вместе, понимаем друг друга с полуслова.

— Показалось, что ты довольно тяжело набирал форму…

— В плей-офф прошлого сезона я получил травму. Пришлось делать операцию. Благодарен тренерскому штабу ХК «Рязань», что не стали форсировать события, дали возможность спокойно готовиться. У меня был индивидуальный график работы и в зале, и на льду. Я постепенно закачивал плечо, и последние недели две оно меня практически не беспокоит. Одним словом, я не ставил задачи сходу всех удивить, назабивать кучу голов. Я знаю свои возможности, знаю когда первый матч чемпионата – именно к этой дате и надо быть в полной боевой готовности.

— Тем не менее, ты успел стать лучшим нападающим турнира в Воронеже.

— (смеется) Смешная история. Неплохо отыграл первый матч с «Кристаллом», который команда выиграла 6:5 (Огородников набрал четыре очка – прим.авт.). Затем «всухую» уступили «Звезде». Хотя по игре поражения не заслуживали. Бывают такие матчи, когда шайба не идет в ворота! И хорошо, что это случилось на предсезонке. К лучшему, что проиграли, опустились с небес на землю накануне старта чемпионата ВХЛ. А матч против «Бурана» мы с Чесалиным и вовсе смотрели с трибуны. Там и услышали, что я – лучший нападающий. Фактически получил индивидуальный приз целого турнира за одну удачную игру. Такое в моей карьере впервые!

— В целом, ожидания от перехода оправдались?

— Полностью. Мне очень комфортно в команде, в тренировочном процессе, в общении с тренерским штабом. Нравится коллектив, состав, как ребята работают, какие цели перед собой ставят. Будем играть на победу в каждом матче и, уверен, все у ХК «Рязань» получится. Город так же произвел самые благоприятные впечатления. Раньше не знал, насколько г.Рязань удобный. Здесь все есть для семьи, в частности для ребенка. Как говориться, нет проблем ни с питанием, ни с катанием.

 

«Папа – уникальный человек»

 

— Не первый раз звучит тема семьи. Давай раскроем ее подробнее.

— Жену зовут Александра. Познакомились мы в Новокузнецке. Так что не зря я все-таки туда поехал в свое время (улыбается). У нас подрастает дочь Алиса. Сейчас перевез семью в Рязань. Сняли квартиру в Кальном. Дочери три года, занимается хореографией, мы без проблем нашли секцию рядом с домом. Так что в бытовом плане все хорошо.

— Знаю, твоим первым тренером в родном Иркутске был отец. Он по-прежнему занимается с детьми?

— Нет, сейчас живет и работает в Москве. Он уникальный человек. Всю жизнь играл в футбол. Детским хоккейным тренером стал, потому что знакомые попросили с детворой позаниматься. Уже стали появляться крытые катки, а отец все на дворовой коробке возился. Воспоминания из детства – как отец чистит снег, сам лед заливает. У папы была особенность – он брал один возраст и выигрывал с ним все и вся в Сибири и на Дальнем Востоке. Сначала у него была команда 1973 года рождения, затем 1978, ну и во многом из-за меня потом он взял 1986-й. Возглавлял папа и сборную региона. Как мы, 14-летние, на финал России ездили – вообще отдельная история.

— Мы все во внимании.

— Соревнования проводились в конце марта, а у нас в феврале в Иркутске… растаял снег. К турниру готовились на роликах. Как первые матчи играли – ума не приложу. Но постепенно втянулись. И, хотя в призеры не попали, шороху навели. После этого турнира меня и пригласили в Москву, в спортшколу «Динамо». Папа переехал вместе со мной. Сначала тренировал в том же «Динамо», потом в «Серебряных акулах». А в последние годы трудится в ФСО "Хоккей Москвы". Он там один из руководителей, на хорошем счету.

 

Беседовал Михаил СОЛДАТОВ


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *