Едва появившись в ХК «Рязань» форвард Павел ВОРОБЬЕВ стал любимцем публики. И даже «командировка» в КХЛ, в подольский «Витязь» не изменила отношения к известному нападающему трибун. Именно на Воробьева поклонники хоккея возлагают основные надежды в плане вывода «горожан» в плей-офф. В преддверии очень важной домашней серии матчей, Павел дал интервью сайту «62sport.ru».

 

В хоккейную секцию «записался» сам

 

— Павел, расскажите о своих первых шагах в хоккее?

— В секцию хоккея я «записался» сам, потому что родители поначалу были против. Они, чтобы развивался физически, меня все же отдали в акробатику, занимался ею два года. В то время по школам ходили хоккейные тренеры, предлагали мальчишкам прийти заниматься этим видом спорта. Вот и я пришёл. Так и остался в хоккее. До 13 лет занимался в Караганде. У меня получалось что-то на площадке, нравилось. Тренировки были, как, наверное, и у всех в этом возрасте, ранние. Благодарен родителям, ведь вставать надо было в 6 утра. Когда стал постарше, то уже самостоятельно ездил. Но первые годы отец меня привозил на тренировки, отвозил. Когда исполнилось 13 лет, в Караганде хоккей полностью развалился. Команды мастеров не стало. Фактически прекратила существование и ДЮСШ. Пришлось что-то придумывать, потому что желание играть  в хоккей было огромное. Родители видели, что у меня получается и понимали, что из меня может вырасти профессиональный хоккеист. Мой отец и ещё несколько родителей взяли своих детей и поехали по близлежащим городам. Нас получилась своеобразная пятёрка. Вначале попросились в Омск, но там нас не взяли. А вот в Тюмени, куда мы приехали следом, всей нашей пятёркой и оставили. А уже затем получил приглашение в Ярославль. Вот, собственно и мои первые шаги в хоккее.

— Кто был вашим первым тренером?

— В Караганде тренировал Алексей Владимирович Огай. Он меня ставил на коньки. В Тюмени с командой занимался Юрий Викторович Самоваров. А когда я переехал в Ярославль, то в команде 1982 года рождения, которая играла в открытом Первенстве Москвы, главным был Вадим Анатольевич Сибирко из Киева. Потом уже была вторая команда, основной состав и пошло-поехало.

— Люди, которые будут читать это интервью, никогда не были в Караганде. Что можете рассказать про этот город?

— Вы знаете, очень интересный город. С одной стороны – ничего особенного. С другой – достаточно большой (около 800 тысяч жителей), третий по значению в Казахстане. Уютный, красивый, хороший центр города. Особенно в последние годы стали появляться интересные архитектурные сооружения – жилые дома, торговые центры, здания государственных служб. Город развивается, растёт. У меня каждое лето, к сожалению, не получается приезжать. Но раз в два года в родные места я выбираюсь, и сразу видны изменения. Что радует – не в худшую, а в лучшую сторону. Куда на экскурсию сходить? Даже не знаю, что порекомендовать, вроде нет особых достопримечательностей. Но для семейной жизни, для детей инфраструктура создана разнообразная. Достаточно комфортно, удобно жить. Сейчас есть команда ВХЛ «Сарыарка». Насколько я знаю, ребята приезжают и довольны созданными условиями для проживания.

— Евгений Ловчев-младший поделился в одном из интервью обычаем футболистов Караганды перед началом сезона закалывать на стадионе барашка. Вы с чем-то подобным сталкивались?

— Мне сложно судить об этом. Повторюсь, я уезжал из города в 13 лет. И, естественно, ничего подобного в детстве не было. Можно сказать, я уезжал ещё из СССР, просто не знаю всех обычаев мусульманских, как там и что положено. Взрослым я в казахстанских командах не играл, потому об этих обычаях ничего не слышал. Когда приезжаю в город и отдыхаю с родителями и с семьёй, то особой разницы не вижу с Россией. С Ярославлем, Москвой…

 

Первая шайба в НХЛ хранится дома

— Вернемся к началу вашей карьеры. Кто пригласил в Ярославль?

— Директор СДЮШОР Виктор Николаевич Михайлов. Я год отыграл в Тюмени. Сезон завершался финалом первенства России среди юношей. От нашей территориальной зоны в финал вышла команда Уфы. По положению о соревнованиях перед финалом команда могла укрепиться пятью хоккеистами из других коллективов своего региона. Меня пригласили отыграть этот турнир в составе «Салавата Юлаева». Матчи проходили в Рыбинске, и наша команда выступила успешно, завоевав «бронзовые» медали. На этом турнире ко мне подошёл Михайлов и пригласил переехать в Ярославль. С одной стороны Ярославль недалеко от Москвы. Но далеко от Караганды, сложнее приезжать к родителям. Определяющим фактором стало то, что на тот момент школа Ярославля была лучшей в стране, так что совершенствовать мастерство на семейном совете решено было там.

— Довольно быстро вы заявили о себе о отправились покорять НХЛ.

— Как вы знаете, молодые и талантливые ребята попадают в поле зрения селекционеров. Лучшие проходят процедуру драфта. Потом уже ребята решают: ехать или не ехать им за океан. Я был на виду, выступал в молодёжной сборной. Конечно, а когда ты играешь за сборную России, то за тобой следят скауты. Меня выбрал клуб «Чикаго Блек Хоукс». Уже после процедуры драфта мне предлагали контракт, но мы с моим агентом решили, что я ещё годик-два поиграю в России, в Ярославле. Пётр Ильич Воробьёв мне доверял, я выступал в первой команде. А в 21 год все же отправился в «Чикаго». Три сезона, что я провёл в Америке – большая школа. И жизненная и хоккейная. Сложилось всё не так, как хотелось бы – второй сезон был потерян из-за локаута. И не наполовину, а полностью. Не состоялось ни одного матча! Я отыграл его в АХЛ. Поэтому после трех сезонов подписать полноценный контракт с «Чикаго» мне так и не удалось. Опять заключать двустороннее соглашение, чтобы балансировать между лигами мне не хотелось. Постоянно дергаться из команды в команду надоело.

— Чем запомнился Норфолк?

— Побережье океана. Снега нет. До Вашингтона – три часа езды. До стадиона на машине добираться 2-3 минуты. Или можно пешком прогуляться. Тихий, спокойный город с размеренной жизнью. Но не для молодёжи. Считаю, что там очень комфортно пенсионерам.

— На знаменитую базу Военно-Морских Сил США экскурсию клуб организовал?

— Собирались сделать что-то подобное, но в итоге так и не получилось. Пришлось наблюдать за этими огромными кораблями со стороны. Впечатление производит! От причала в центре города отходит круизный турлайнер. Красивая набережная, море шикарное.

— Свою первую шайбу в НХЛ помните?

— Это событие произошло на выезде – во время игры в Лос-Анджелесе. Последовал пас на пятачок из угла площадки. Я освободился от опеки и в одно касание переправил шайбу между щитков Романа Чехманека. Он высокого роста, и, видимо, просто не сумел среагировать. Это незабываемые ощущения вспоминаются до сих пор. В том матче я набрал сразу два очка. Шайба хранится дома. За океаном первые шайбы – своеобразный культ. Даже если ты на эмоциях забудешь её взять на память, то обязательно привезут, потом красиво запакуют и подпишут — когда забросил, где и кому. Дома хранятся такие «подарочные экземпляры» из НХЛ и АХЛ.

— Какой матч в НХЛ с запомнился больше всего?

— Матч 2005 года против «Сан-Хосе Шаркс». Это была вторая игра регулярного чемпионата. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. В первом матче я играл в четвёртом, силовом, звене. Времени на площадке провёл немного. А тут партнёр получил травму спины. Меня перевели во вторую пятёрку и, соответственно, дали играть в большинстве. У «акул» в воротах – Евгений Набоков. В те годы он считался очень сильным вратарём. Мне удалось дважды забросить, и в итоге наша победа – 6:2. В НХЛ мне удался ещё один «дубль» — «Коламбусу».

 

Благодарю руководство ХК «Рязань» за понимание

 

— После школы Петра Ильича Воробьёва как Вам играется в Рязани? Атакует наша команда хорошо, а вот в обороне отрабатывают не все и не всегда.

— Мои обязанности, как центрального нападающего, отрабатывать третьим защитником в своей зоне. В команде мы стараемся разбирать моменты. И я играю не без ошибок. Бывает, что теряю «своего» игрока. Все понимают, что если при обороне работают 1-2 хоккеиста, то из этого ничего не выйдет. Приходится разговаривать иногда и на повышенных тонах. Все этот рабочий процесс воспринимают нормально. Без этого компонента – надёжной игры в обороне – ничего не выиграешь. Будем меньше пропускать в свои ворота – тогда и результат придет. Нападение у нас хорошее и один — два момента за игру реализует обязательно.

— На встрече болельщиков с руководством один из главных упрёков был такой: «Почему отпустили Воробьёва в «Витязь» с действующим контрактом».

— Огромное спасибо руководству, что поняли меня и пошли навстречу. Я подписывал контракт с ХК «Рязань», учитывая возможность при удачном стечении обстоятельств вернуться в КХЛ. Я хочу играть там. Это моя основная задача. Когда мне предложили вариант с «Витязем», я сразу позвонил Роману Дмитриевичу Годесу. Я руководство ХК «Рязань» понимаю. Они рассчитывали на меня до окончания сезона, надеялись с моей помощью попасть в плей-офф. Естественно, что незаменимых нет. Но я провёл за ХК «Рязань» до Нового года 6 матчей и проиграли мы только первый (в котором вместе с Денисом Коротеевым и Русланом Башкировым с «Ладой» провели только третий период). В Рязани имели полное право меня в «Витязь» не отпускать. В подмосковном клубе поставили условие, что в любой момент со мной могут расторгнуть соглашение. И я дал гарантии, что в случае такого расторжения моим приоритетом будет ХК «Рязань». В Подольске старался на 100% выложиться в каждой игровой смене, использовать каждую тренировку, чтобы закрепиться в составе. В этом сезоне мне этого сделать не удалось. После игры с московским «Спартаком» 27 декабря меня вызвал генеральный менеджер и заявил, что клуб в моих услугах не нуждается. Поблагодарили за работу и расстались.

— Сейчас на Вас в Рязани смотрят как на Мессию. После трёх кряду неудачных сезонов болельщики жаждут матчей плей-офф.

— Это отношение болельщиков чувствуется. Я приехал в Рязань не доигрывать сезон. Хочу помочь клубу своей игрой выйти в плей-офф. Не считаю, что это невозможная задача. Мне очень приятно, что руководство клуба мне доверяет. Но и я должен это доверие оправдывать и показывать результат. Небольшое волнение и у меня присутствует, хотя за плечами опыт игры в разных клубах. Сейчас команды с 16-го по 20-е место идут плотной группой. Считаю, что кроме «Зауралья», все остальные шансы на продолжение сезона сохранили. И две подряд победы вносят резкое изменение в турнирную ситуацию. Нам ещё играть со многими лидерами: «Торос», «Рубин», «Сарыарка», «Южный Урал», «Молот». Эти команды я ещё не видел, потому не могу судить об их игре. Но по разговорам в команде, по результатам в ВХЛ понятно, что со всеми можно играть. И победа аутсайдера над командой из стана лидеров не становится сенсацией. Такая напряжённая ситуация будет, вероятно, до последнего тура. Будут и сюрпризы, неожиданности. Считаю, на попадание в плей-офф шансы у нас неплохие.

Но попасть в плей-офф вовсе не означает выполнение задачи на сезон. У нас команда молодая. Есть амбиции и желание показать себя. В плей-офф совсем другая игра. Надо уже будет смотреть на конкретного соперника, и постараться его переиграть. Только одерживая победы над сильными командами, ты зарабатываешь себе имя. А это даёт возможность подписать в дальнейшем достойный контракт.

 

Константин КУКОЛЕВ, портал www.62sport.ru (с изменениями)


 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *