Данил ШАЛОЙКО: «Дедушка и родители — мои главные болельщики и главные критики»

Последний месяц 2020 года стал для голкипера «Рязани-ВДВ» Данила Шалойко «богатым» на номинации: его признали и лучшим вратарем НМХЛ, и лучшим игроком команды по версии болельщиков. В большом интервью пресс-службе клуба Данил поделился своими чувствами от возвращения в рязанскую команду, вспомнил, кто привел его в хоккей и почему он выбрал именно вратарское амплуа, поделился своими целями на текущий сезон и на всю спортивную карьеру и многим другим.

 

«Лучший игрок месяца, по моему мнению – это вся команда»

 

— Данил, декабрь получился для тебя результативным месяцем: ты стал и лучшим вратарем Лиги, и лучшим игроком месяца по версии болельщиков…

— Да, месяц получился удачным, даже чересчур удачным, я бы сказал.

— Чересчур удачным?

— Сразу везде лучший. У меня никогда такого не было, а тут как-то резко накрутилось так.

— А разве это не заслуженно?

— Заслуженно, наверное. Со стороны виднее. Хочу сказать спасибо болельщикам за поддержку, она нам очень помогает, мы это чувствуем даже во время выездов, когда они пишут, поздравляют, хвалят. Им, правда, большое спасибо!

— Наш традиционный вопрос: кому бы ты отдал это звание в декабре?

— Я бы конкретно никого не выделил. Все работали, все молодцы. Лучший игрок месяца, по моему мнению – это вся команда, мы командой играем, боремся, поэтому лучшей в декабре была вся команда.

— При этом именно в декабре оборвалась ваша победная серия. Помнишь, какие чувства вы испытывали после игры с ХК «Россошь»? (прим.: в выездной встрече с ХК «Россошь» «десантники» уступили со счетом 2:4, это поражение прервало семнадцатиматчевую победную серию)

— Скажу про свои чувства: я готовился, что рано или поздно будет поражение. Под конец года уже даже по игре было видно, что что-то у нас перестало получаться, хотя еще несколько игр назад играли великолепно, все друг друга чувствовали, передачи были точные, броски, реализация моментов. А когда пропало чувство гола, чувство партнера, по моим ощущениям все шло к поражению. Хорошо, что во время той игры мы поборолись и следующую игру все-таки выиграли, закончили год на победной ноте.

— Иногда кажется, что понимание того, что вы проиграли всего трем командам, немного расслабляет вас?

— Да, возможно, у некоторых игроков есть такие мысли, что мы побеждаем, побеждаем, побеждаем, и кажется, что мы сейчас на одном коньке выйдем, забьем много, но лично я к каждой игре готовлюсь, как к последней. Я играл за такие команды, где была не очень сильная защита, были какие-то провалы, поэтому я теперь на каждую игру выхожу так, будто я играю без обороны. Надо настраиваться, что игра в любом случае будет тяжелой, вне зависимости от того, на каком месте соперник – на последнем или на первом. Поэтому выхожу на каждую игру, как на последнюю, как будто она за Кубок. По большому счету, мы и играем каждую игру за Кубок, потому что с каждым разом мы все ближе к плей-офф, готовимся к нему как морально, так и физически. Тем более, если мы хотим чего-то добиться, пойти дальше, в другие лиги, нужно доказывать в каждой игре и в каждом моменте.

 

«Сейчас у меня хорошо идет игра, и я буду стараться не опускать эту планку»

 

—  Давай вернемся к тебе. Ты в декабре сыграл в пяти из шести играх и сыграл очень удачно. Есть чувство, или так тебе может даже говорили, что ты сейчас в команде первый вратарь? Или у вас все еще нет такого деления?

Многие друзья, которые следят за моими играми, спрашивают, первый ли я теперь вратарь. Но то, что я в последнее время играю больше, не значит, что я первый вратарь. Не знаю, как распределять, кто первый вратарь, кто второй. Мы втроем хорошо друг с другом общаемся, поддерживаем друг друга, поэтому у нас нет такого деления. Да, сейчас у меня хорошо идет игра, и я буду стараться не опускать эту планку. Ведь главное – это командный результат, и от моей игры тоже многое зависит. А если будет командный результат, то и личный результат будет.

— С такими успехами пришла некая уверенность в себе, ведь сезон начал ты немного на другой волне?

Да, уверенность, конечно, пришла. Теперь я увереннее выхожу на игру, потому что, можно сказать, это мой первый полноценный сезон. Даже в том сезоне я здесь сыграл не много игр, и в «Тайфуне» я сыграл всего несколько игр, и ни одной из них полной. Поэтому, наверное, на первой игре был небольшой мандраж. Волновался, нужно было многое доказывать. Наверное, поэтому не совсем все получилось, как и у меня, так и у команды. Но после я проанализировал свою игру, сделал работу над ошибками. И потом парни помогли, поддержали. Мне кажется, после этого мы сплотились, стали друг за друга играть, биться – за счет этого появился и командный, и личный результат, и уверенность, соответственно, тоже.

— Расскажи, как и почему ты вернулся в команду?

— В начале июня у меня еще не было команды, я искал, куда поехать на просмотр, но никто почему-то даже на просмотр не хотел брать, не знаю, почему. И когда я был в своем родном городе – Омске, отдыхал, мне позвонил Роман Дмитриевич, представился и пригласил меня на просмотр в Рязань. И буквально через несколько часов позвонил вратарский тренер и сказал, что меня хотят позвать на просмотр. Приятно, конечно, когда тебе звонят из клуба и зовут на просмотр, это значит, что о тебе хотя бы помнят. Я сказал, что подумаю. Если честно, я очень долго думал, неделю, наверное. Но потом позвонил и сказал, что приеду.

— Что делал оставшуюся часть того сезона?

— Тренировался с любителями и работал с вратарским тренером.

— Знаешь такое выражение «в одну реку дважды не войдешь». Не было таких мыслей при возвращении?

— Конечно, были определенные опасения.

— Ты когда приехал сюда в этой предсезонке, оказался в непростой ситуации – надо было доказывать, что ты достоин места в составе. У других вратарей уже были контракты, тебя подписали одним из последних.

— Да, но я даже без контракта почему-то был уверен, что наша тройка – Архангельский, Терехин и я – так и останется.

— Именно поэтому эти две номинации, по поводу которых мы сегодня встретились, как возможность доказать себе и всем, что ты достоин и их, и места в команде?

— Да, это так. Но еще и это шанс вновь заявить о себе, чтобы быть на слуху, чтобы меня заметили и чтобы пойти куда-то выше.

— А ты вообще думаешь о взрослой команде, о перспективе попасть туда?

Конечно, думаю. Но нужно этот сезон хорошо закончить, чтобы были основания для того, чтобы меня подтягивали к вышке.

 

«В «Тайфуне» в меня не особо верили»

 

— Расскажи про то, кто и что привело тебя в хоккей?

— Привел меня дедушка и не сразу в хоккей. У меня дядя занимался хоккеем в школе «Авангарда», играл в защите, очень хорошо даже играл, и мы ходили на его игры. Дедушка привел меня в три года на фигурное катание, а потом только в хоккей. Когда стал старше, понял, зачем он сначала привел меня на фигурное катание – чтобы поставить катание. Был такой момент, я даже в фигурном катании себя хорошо показывал на том уровне, и дедушка рассказывал, что тренер оттуда приходил на хоккейные тренировки и хотел вернуть меня обратно. Как-то мы шли на тренировку по фигурному катанию, с коробки открылась дверь, и оттуда вышел вратарь. Я спросил у дедушки: «Кто это?». Он ответил, что хоккейный вратарь. И я сказал, что хочу стать вратарем. Конечно, тогда это всерьез никто не воспринял, но когда нас уже начали распределять по амплуа, я первый побежал во вратари. Тренер не хотел, чтобы я был вратарем, потому что я хорошо показывал себя в нападении, меня вообще все отговаривали, но я настоял на своем.

— Ты много говоришь о дедушке, скажи, как его зовут?

— Рындин Валерий Дмитриевич. Он привел меня на хоккей, он меня все детство возил на тренировки и соревнования, потому что мама с папой работали. И, хотя он сам не занимался профессионально, только со временем начал вникать в этот вид спорта, сейчас он один из моих главных экспертов, который смотрит каждую мою игру, каждый момент. Дедушка и родители — мои главные болельщики и главные критики, они всегда со мной по-честному. И по сей день после каждой игры мы с дедушкой созваниваемся, он оценивает мою игру, указывает на мои ошибки. Я буду делать все, чтобы оправдать их надежды и ожидания.

— Ты же сам из Омска, а переехал в Москву как раз для того, чтобы заниматься хоккеем?

Да, мне в «Авангарде» из-за определенных личных мотивов не давали даже тренироваться. И я поехал на сборы в Питер к знакомому тренеру. После сборов мы с семьей решили узнать, требуется ли где-то вратарь, и оказалось, что в мытищинский «Атлант» требуется вратарь 2001 года рождения. Ну, мы и поехали туда на пару дней на просмотр. Хорошо помню свою первую тренировку там: нас было всего два вратаря, и в течение тренировки тренер подъезжал ко мне, подсказывал, хвалил, мне это даже как-то уверенности больше придало. В конце тренировки была игровая, мне забили такой курьезный гол, мне так за него стыдно было, но после тренировки подъехал главный тренер, спросил, нравится ли мне тут. Я сказал, что нравится, а он ответил, чтобы я звонил родителям и говорил, что я остаюсь тут. Этим главным тренером оказался Герасимов Леонид Федорович – мастер спорта международного класса, заслуженный тренер РФ, советский вратарь, который в свое время защищал ворота «Трактора», ЦСКА и «Химика». Но оказалось, что у них нет интерната, поэтому нам пришлось переехать всей семьей, да я и маленький был еще тогда, чтобы переезжать одному.

— Ты долго еще по школе играл в «Атланте», потом перешел в балашихинскую команду, а потом и вовсе в «Тайфун». Почему не остался в «Атланте»?

Основной причиной ухода из «Атланта» и перехода в хоккейную школу «Олимпиец» Балашихи – это уход из «Атланта» нашего главного тренера Леонида Федоровича. Леонид Федорович является для меня, как для вратаря, самым главным авторитетом. Мы с ним до сих пор поддерживаем связь и часто созваниваемся. Он всегда говорил, что я хороший вратарь и если буду работать, то многого смогу добиться. В Балашихе в выпускной год я играл уже и по школе, и по юниорке. А «Тайфун» тогда же базировался в Балашихе, и неиграющие хоккеисты тренировались с нами. У меня была возможность показать себя, и когда нас выпустили из школы, меня пригласили на просмотр во Владивосток. Во Владивостоке мне сказали, что я им понравился и чтобы ждал звонка-приглашения на предсезонку. За лето в «Тайфуне» поменялся тренерский штаб, но все равно мне позвонили и в результате взяли в команду. Новый тренерский штаб не особо верил в меня – на тот момент я был самым молодым вратарем в команде –  и практически не давал играть. Мой первый выход на лед был с «Крыльями Советов» уже во второй половине игры. Я вышел при счете 1:4, и мне первым же броском с рикошета забили. Но я всегда на любой гол – курьезный, по моей вине или нет – стараюсь реагировать спокойно и не накручивать себя во время игры, иначе все совсем пойдет плохо. Когда мы вышли на третий период, команда начала отыгрываться, и я тоже начал ловить, более уверенно себя чувствовать. Но потом пропустил еще одну, мы проиграли – и все. Потом меня еще пару раз выпустили, а после нового года приехали еще вратари, всего нас было тогда пять. Ну и мне сказали, что столько вратарей содержать не могут, и меня нужно уволить.

 

«Здесь собрались очень хорошие ребята»

 

— Давай вернемся в Рязань. В этом сезоне такой результат у команды потому, что удалось соединить спортивное и психологическое?

— Я думаю, такой результат, потому что парни реально хотят. Собрались очень хорошие ребята, которые и в жизни, и на льду ответственные и добрые. Мы друг за друга как на льду, так и в жизни. Есть игры, когда видно, что мы команда. Например, по выездной игре с «Локо-Юниором», когда мы выиграли 1:0, видно, что мы одна команда. 

— Какая цель стоит сейчас лично перед тобой?

— Если говорить про этот сезон, то цель – это кубок. И эта цель сейчас у всей команды, у каждого игрока. А личная цель, конечно, самая максимальная. Я уже как-то говорил, что хочу, чтобы мой кумир стал моим соперником, а мой кумир – Сергей Бобровский.

 

Подготовила Полина ЦАРЬКОВА

Фото Елена МУКОВОЗОВА

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *