Три-четыре года назад в воскренском «Химике» была тройка нападения Карлин – Кривченко – Квитченко, наводившая ужас на всю МХЛ. Повзрослев, ребята вместе не играли. ХК «Рязань» предпринимает попытку реанимировать знаменитую «воскресенскую тройку». Последним пазлом в ее воссоздании стало подписание Ильи Карлина.

 

«В ХК «Рязань» попросился сам»

 

— Илья, как возник вариант с ХК «Рязань»?

— Прошлый сезон я провел в «Зауралье». От этого клуба было предложение о продлении сотрудничества. Но по некоторым моментам мы с руководством к общему знаменателю не пришли. Расстались, тем не менее, по-доброму. Ну а ХК «Рязань» свои услуги я фактически сам предложил. Знал, что здесь очень сильный тренерский штаб, под руководством которого можно прогрессировать, играют знакомые ребята, есть другие плюсы. Очень рад, что ко мне проявили интерес, сделали предложение, которое я, разумеется, сразу принял.

— О плюса ХК «Рязань» можно подробнее. Ласкает слух приятные упоминания о своей команде…

— О тренерском штабе я уже сказал. Знаю, что здесь очень дружный коллектив. Сейчас складывается сильная команда, способная решать высокие задачи, которые ставятся. Ну, конечно, главный плюс – это присутствие в стане «горожан» моих давних друзей Егора Кривченко и Максима Квитченко.

— Такое ощущение, что играя в Кургане, ты целенаправленно следил за ХК «Рязань»!

— Начнем с того, что ХК «Рязань» оказался в центре внимания из-за участия в Универсиаде. К тому же команда скакнула из аутсайдеров в лидеры, что так же привлекает внимание. Не буду говорить за всех игроков ВХЛ, но я за рязанской командой следил. Хотя бы из-за того, что в Рязани у меня играло «море» знакомых.

— Ты подписал первым из «вашей тройки». Значит, был уверен, что Кривченко и Квитченко остаются?

— Я подписал контракт, потому что хотел играть в этой команде. Конечно, о планах Егора и Макса мне было известно. Оба склонялись к тому, чтобы продолжить карьеру в Рязани. Что у них там еще было в голове – их дело. Не подписали бы они контракты, ничего страшного не случилось бы. Были бы другие партнеры, с которыми сыграли. Это хоккей! Но то, что Егор и Максим в команде – безусловный плюс.

 

«Дружбу перенесли на плодадку»

 

— А как собралась такая замечательная тройка? Ты с Ярославля, Егор с Тольятти, Макс вообще с Украины… А заиграли в Воскресенске!

— Первым появился Воскресенске я. Сам я с Ярославля. Но в 13 лет меня, что уже там говорить, просто выгнали из секции – мол, для хоккея непригоден. Поэтому пришлось ехать в Воскресенск. И считаю себя воскресенским воспитанником. Затем появился Квитченко. Он тоже где-то тыркался в Москве, но в итоге оказался в «Химике». Играли поначалу по юношам с ним. А когда пришла пора выходить на уровень МХЛ, приехал Кривченко. Тренеры поставили Егора к нам с Максом в звено и пошло-поехало…

— По жизни дружите?

— А как без этого. Нашли общий язык в быту, это перешло и на площадку. На набранных очках не зацикливались. Просто получали удовольствие от хоккея.

— В Рязани надеетесь вместе играть?

— Об этом рано говорить. И с тренерами на эту тему общения пока не было. Вот в среду выходим на лед, посмотрим как нас поставят. Думаю, наставники прекрасно в курсе, что раньше мы играли вместе. Значит, наверняка попробуют и такой вариант, и сочетания с другими ребятами. Готов играть как скажут. Но если будем выступать с Максом и Егором – будет просто классно!

— Подтверди или опровергни слух: после последнего сезона в Воскресенске вашу тройку приглашали в Рязань.

— Без лучшей скромности могу сказать, что после двух удачных сезонов в «Химике» у нас было довольно много приглашений. Не исключено, что среди них было и из Рязани. Но, думаю, ты согласишься, любой спортсмен смотрит в первую очередь вверх. То есть при возможности проявить себя в КХЛ, не будет рассматривать предложения от команд ВХЛ.

— Агент у тебя уже был?

— Появился как раз в то межсезонье. Сам позвонил, предложил свои услуги. Собственно, во многом благодаря ему мы и оказались в Донецке.

 

«Донецк, Саратов, Воронеж, Курган…»

 

— В Донецк вас же все троих пригласили.

— Да, так и есть. Сначала приехали на просмотр. «Донбасс» Юлиус Шуплер тренировал. Мы ему понравились и уже в мае подписали контракты. Но нашей тройкой сыграли только один контрольный матч. Сначала возникли личные вопросы у Кривченко и он уехал. А затем Квитченко оставили в основной команде, а меня перевели во вторую.

— Не завидовал другу?

— Наоборот, рад бы за него. Если про себя, то – да, первое время обидно было. Но кого винить в этом? Не тренера же! Значит, не дотягивал. Затем стал находить ощутимые плюсы в игре за «Донбасс-2». Там и тренер был отличный – Олег Микульчик, и игровой практики хватало. Ну, конечно, стали чемпионами Украины. Все же пока это первый и единственный мой трофей в профессиональной карьере.

— После контракта с клубом КХЛ ты оказался в стане одного из аутсайдеров ВХЛ, саратовского «Кристалла». Как так?

— «Донбасс-2» преобразовали в команду МХЛ. Основная команда ставила высокие задачи, так что нового контракта не предложили. Сказали обычные слова в этих случаях – мол играй, развивайся, мы будем следить за тобой – и отпустили с богом. Вот только уволиться с Украины оказалось непросто. Какие-то документы нужны мне, какие-то клубу, все это очень долго… Протянул время, а в последний момент никаких предложений кроме как от «Кристалла» и не было. Поехал в Саратов, благо, что сумел приглянуться главному тренеру Виктору Богатыреву. Сезон в «Кристалле» вышел неоднозначным. С одной стороны, много играл, что хорошо. С другой, у клуба были огромные проблемы с финансированием, из-за чего перед игроками были многомесячные долги. После стабильности в Донецке это было и непривычно, и неприятно.

— В итоге рассчитались?

— Да, все деньги выплатили. Но оставаться в Саратове никакого желания не было. Все же к тому моменту у меня уже была семья, которую необходимо содержать. А вскоре стало известно, что «Кристалл» не примет участие в чемпионате-14/15.

— Следующий твой выбор еще менее очевидный – «Зауралье», занявшее перед этим последнее место.

— Вообще-то первоначально играть я планировал в «Буране». Туда перешел Виктор Богатырев, позвал меня с собой и еще в мая я заключил с воронежцами контракт. Но в Воронеже с первых минут у меня что-то пошло напекосяк. Даже не знаю как это объяснить. Может быть тренер видел мою роль по другому, может я что-то делал не так. Одним словом, расстались. И снова цейнот! Позвонил Алексей Исаков, еще один

тренер из штаба «Кристалла», работавший в тот момент в Кургане. Он рассказал о планах и целях «Зауралья». И я отправился в Курган. Не о чем не жалею! Все в «Зауралье» было просто отлично! Сезон и себе, и команде могу занести только в плюс.

 

«Играя на 1:0 много очков не наберешь»

 

— Егор Кривченко в интервью признался, что переход из МХЛ во взрослый хоккей дался нелегко. Как этот процесс проходил у тебя?

— Непросто было в первый месяц, когда бы из МХЛ приехали на сборы первой команды «Донбасса». Другие требования, другой подход, другие нагрузки. Но постепенно адаптировался и, когда меня спустили в «Донбасс-2», после сборов в КХЛ, было уже довольно комфортно.

— А как же результативность? После 50-60 очков показатель в 15-20 как то не очень…

— Ну в МХЛ, в «Химике» у нас была масса игрового времени, право на ошибку. Да и мы все о тройке нашей говорим, а надо-то о пятерке. С защитниками Антоном Поповым и Ильдаром Валеевым (они сейчас как раз в «Химике») отыграли два года. Понимали друг друга с полуслова, знали кто где и когда окажется на площадке. Ну и надо понимать, что ВХЛ – это совсем другой уровень. Здесь никто не приходит и сходу не начинает набирать по полсотне очков. Многое зависит и от тактики команды. Взять «Зауралье». У нас самый «любимый» счет был 1:0: главное не пропустить, а уж в нападении одну кто-нибудь да заковыряет. Какая тут личная статистика? На нее в клубе никто внимание не обращал. Перестал и я.

 

«Рад, что в Воскресенске возродился большой хоккей»

 

— Ты сейчас ярославец или воскресенец?

— Сложно ответить. Жена, ее зовут Лена, у меня с Воскресенска. После сезона я предпочитаю Подмосковье. Но готовиться к сезону начинаю в Ярославле. Там и лед первый, и зал хороший рядом с домом.

— У Лены фамилия Степаненкова. Она не родственница бывшему центровому БК «Рязань» Никите Степаненкову?

— Вообще-то она уже Карлина (смеется). Нет, баскетболистов среди ее родственников не знаю.

— В предыдущих командах ты выступал под номером 39. С чем это связано?

— Когда первый раз приехал в Воскресенск, то мне дали майку с этим номером. Тогда было все равно, но он начал переходить из сезона в сезон. Я к цифрам «39» на спине привык и уже стараюсь брать их в каждой команде. Мало игроков, кто играет под таким номером. Он, вроде бы, считается вратарским.

— То есть в следующем сезоне…

— …да, мне заказали майку с номером 39.

— В одном из интервью несколько лет назад ты сказал, что если в Воскресенске возродится команда, это будет приоритетным твоим выбором. «Химик» возродился. Но.. Ты в Рязани!

— Я рад, что в Воскресенске возродился большой хоккей. Будет интересно наблюдать как развивается новая история «Химика». Но, во-первых, мне из Воскресенска никто не звонил и планами не интересовался. А во-вторых, у меня контракт с ХК «Рязань» и все мои мысли сейчас – о том, чтобы закрепиться в составе и помочь команде решить поставленные руководством задачи.

— И последнее. Меня порадовал твой ник в сети «ВКонтакте» — Илья Lindros Карлин. Когда успел с Эриком породниться?

— (смеется) Просто раньше я Ярославле, где очень любят хоккей, дома у площадки все друг другу прозвища давали. А я играл в майке с фамилией Линдрос на спине. Вот и

прицепилось. Страничку во «ВКонтакте» открывал очень давно, поэтому так и написал. Убирать не стал.

— Эрик Линдрос наверняка кумир?

— Нет у меня кумиров. Да и игра Линдроса, собственно говоря, никогда особо не нравилась. К тому же он праворукий, а я леворукий…

 

Беседовал Михаил СОЛДАТОВ


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *