Владимир АРХАНГЕЛЬСКИЙ: «Этот сезон у меня получился скомканным»

В феврале лучшим игроком МХК «Рязань» по версии болельщиков стал вратарь «бело-синих» — Владимир Архангельский. Мы встретились с голкипером и поговорили о том, что стало причиной поражений «горожан», почему команда так и не смогла попасть в плей-офф, спросили, как в его жизни появился хоккей и чего он ждет от следующего сезона.

 

 

«Мы упустили начало этого года»

 

— Было приятно, когда узнал, что тебя выбрали лучшим в феврале?

— Да. Но я даже не знал, что идет голосование, мне просто кто-то из команды сказал.

— Это первый случай, когда ты получаешь такое звание?

— Нет, в НХК (прим. автора: сейчас «Академия Михайлова») тоже выбирали.

— Сам бы кого выбрал?

— Артура Райна. Он выделялся, забивал много.

— Давай о насущных делах: что же послужило причиной того, что команда не попала в плей-офф?

— Наверное, причина в том, что мы упустили начало этого года, а, точнее, выездную серию, в которой играли против «АК59», «Прогресса» и «Олимпии». Мы им проиграли, и с этого все началось, потому что потеряли шесть очков, и пришлось догонять. Эмоционально просели – выигрывали-выигрывали, а потом… У нас весь сезон так: мы выездные матчи играем плохо, не понятно, почему. Скорее всего, это психология, тяжело играть на выезде. Хотя, все ребята взрослые и должны все понимать. Например, по игре с «Полетом» могу сказать, что просто выпал такой день на меня и на Влада Югова. Мы не можем постоянно вытаскивать команду, а игры у нас сложные, работы много, и мы просели.

— Почему на финишной прямой, когда каждая игра могла решить дальнейшую судьбу команды, случился такой спад? Казалось бы, ответственный момент, надо собраться с силами.

— Я думаю, что это все же психология. Мы весь сезон были вне зоны плей-офф, вроде выигрывали, а попасть никак не могли. Под конец сезона еще пошли поражения от команд, которых нужно было обыгрывать, но мы теряли очки, а другие команды – набирали. Были собрания, тренеры с нами разговаривали, но до ребят, похоже, это не доходило, и игра не менялась. Я сам впервые в такой ситуации.

— Но ведь именно в таком месяце, когда у команды было всего две победы, ты стал лучшим игроком. Что получилось лично у тебя?

— Все равно мой результат от команды зависит, я же не один на поле играл, ребята помогли. Просто были удачные для меня игры.

— Но потом и у тебя случилась травма, и все пошло не очень хорошо…

— Это и на команду влияет – трудно играть с одним вратарем, и мне, конечно, тяжело. Я думаю, может получится одну игру провести против Новомосковска, но вряд ли мне разрешат. Это тяжело, когда ты не тренируешься и сидишь на лавке. Постоянно думаешь, что ты мог выйти, помочь, и, возможно, команда повела бы себя по-другому. Состояние вратаря ведь влияет на уверенность полевых игроков. Команде важно играть в свой хоккей, а не думать о том, что тот, кто в воротах, может что-то сделать не так.

— «Академия Михайлова» для тебя принципиальный соперник?

— Не сказал бы, что принципиальный. Мне было бы интересно с ними сыграть, я знаю там тренеров, игроков, это хорошая скоростная команда. 

 

«Лучше играть в слабой команде, чем сидеть в сильной»

 

— Расскажи, почему ты начал заниматься именно хоккеем?

— Когда мне было три года, мы с семьей по выходным ездили в «Мегу» за продуктами. Родители меня и двух моих старших братьев оставляли на катке, а сами шли в магазин. Нас никто не учил кататься, мы сами это делали. Я ползал, за бортик держался постоянно, плакал, что не люблю это все, но каждый выходной раньше всех собирался и ждал, когда мы поедем. Потом, ближе к пяти годам, мы пошли на хоккейную коробку, и мужчина, который катался там, предложил нашему отцу поехать мне в районную команду и заниматься более профессионально. Полгода я откатался там, а потом он нас отправил в «Крылья Советов». Целый год я пытался «залезть» в ворота, но мне не разрешали – во мне видели хорошего защитника, каждый день был бой, слезы – и в итоге, спустя год, мне разрешили встать в ворота.

— Чем же тебя так привлекало именно вратарское ампула?

— У меня, кстати, нет этому какого-то красивого объяснения. Мне просто нравилось ловить. У меня отец по вечерам ездил играть в хоккей  и брал нас с братом. Мы везли с собой клюшки, теннисные мячи, я вставал в ворота и пытался ловить то, что бросал мне брат.

— Ты с семи до четырнадцати лет играл в системе ЦСКА, а потом перешел в «Капитан». Что послужило причиной такого перехода?

— Меня не устраивали там некоторые моменты, это был не мой вариант. В «Капитане» я просто доиграл сезон, а потом перешел в «Белые медведи». Выбор был между «Динамо» и ними, и я специально выбрал команду слабее, чтобы было больше игровой практики.

— Выступая за «Белых медведей», ты в 2016 году ездил на Кубок Сириуса. Как это было?

— Это были больше сборы, мы туда поехали скорее просто восстанавливаться, потому что это был конец мая, то есть не сезон и не подготовка к сезону. Была неделя тренировок, между которыми мы ходили на море, на экскурсии ездили. Классно было, мне понравилось.

— Я думала, ты скажешь, что это был ценный опыт…

— Ну да, я играл против сборной России, с ними было интересно играть, но сказать, что это был прямо опыт, я не могу.

— После окончания юниорки ты попал в НМХЛ, но ведь с таким бэкграундом мог пробиться в МХЛ?

— Наверное, причина в том, что у меня не было агента и не было вариантов, куда ехать. «Северские волки» были реальной возможностью играть. Лучше играть в слабой команде, чем сидеть в сильной. Мне это пошло на пользу.

— Новомосковский клуб, за который ты выступал с сезоне-2018/2019, стал важным периодом твоей карьеры?

— Да, этот клуб мне очень помог в плане роста, потому что там сильные тренеры. Я знал об этом и обрадовался, когда они мне позвонили. Мне нравился их вратарский тренер – Алексеев Константин Владимирович – и за год работы с ним я вырос, как вратарь. Думаю, что если бы не встретился с ним, то дальше бы вообще не заиграл.

— Амбиция перейти в МХЛ все-таки осталась, потому что этот сезон ты начинал в «Сахалинских акулах»?

— Да, но перед этим я должен был быть в «Чайке», но там произошла смена руководства и тренерского штаба, и с «Чайкой» не получилось, поэтому поехал в «Сахалинские акулы».

— Почему ты не провел за них ни одной игры?

— Меня отписали за неделю до начала чемпионата.

— Возвращение обратно в НМХЛ после уже появившейся на горизонте МХЛ стало для тебя шагом назад?

— Я даже не задумываюсь об этом, на самом деле, а стараюсь так же работать. Я не вижу особой разницы между МХЛ и НМХЛ и знаю, о чем говорю, потому что на предсезонке играл матчи в МХЛ. Об этом не нужно думать, надо делать свою работу – и все.

— Получается, что МХК «Рязань» стал для тебя единственной возможностью в этом сезоне получать игровую практику?

— Мне позвонил агент, сказал, что есть такой вариант, что здесь все есть, хорошие тренеры. Было начало сезона, нужно было что-то делать, а не сидеть на месте. Мне понравился этот вариант, и я приехал сюда.

— Когда ты приехал в Рязань, здесь уже было два вратаря. Не боялся, что будешь так же сидеть третьим, как и было до этого?

— Нет, я в себе уверен и знал, что буду играть.

 

«Мысли о ВХЛ есть»

 

— Уже можно подводить итоги этого сезона. Сам ты как его оценишь?

— Он получился скомканным. У меня были разные травмы, из-за которых я не мог тренироваться. Но и через это нужно пройти.

— Твой напарник – Владислав Югов – уже выступает в ВХЛ. У тебя есть мысли, что в следующем сезоне, возможно, и ты себя попробуешь на взрослом уровне?

— Конечно, такие мысли есть. Надеюсь, что все впереди.

— Какое пожелание самому себе на следующий сезон ты хочешь сделать?

— Здоровья и стабильных игр без травм.

 

 

Беседовала Полина ЦАРЬКОВА

Фото Елена МУКОВОЗОВА

 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *